Дело было так. Несколько лет назад назрела у меня необходимость обсудить несколько серьезных вопросов с умным и желательно немолодым католическим священником. Ну мало ли, какие у женщины могут потребности возникнуть, верно? А у нас дома как раз об ту пору гостил другой католический священник, слишком молодой по моим меркам. Так что на роль собеседника он мне не очень подходил, а вот на роль источника информации очень даже.

Короче говоря, вечером того же дня он мне принес бумажку с телефонным номером и сказал, чтобы я позвонила и договорилась о встрече. Я позвонила, попала… в доминиканский монастырь… а дальше началось мое личное «Имя розы» с беседами в монастырской библиотеке, пропахшей древними фолиантами и немножечко ладаном. Собеседник мой был фантастически образован, юн душой, остроумен и обладал настолько широким взглядом на жизнь, что я себе временами казалась на его фоне старенькой закомплексованной бабушкой, и это при том, что до столетнего юбилея ему оставалось всего два года.

Потом внезапно настало Рождество, мне нужно было придумать какой-то подарок отцу Б.. А это была задача не из тривиальных, сами понимаете. 98 лет, обет нестяжания, аскетическая жизнь плюс проблемы со здоровьем начисто отметали возможность каких-либо стандартных подарков. И тогда я решила, что я пойду своим собственным путем и сшила Мыша, обрядив его в соответствующий наряд, чтобы он, как и отец Б., стал священником ордена доминиканцев.

Сказать, что моя шутка вызвала фурор, это значило ее сказать ничего. Отец Б. пришел в сущий восторг и поселил мыша в библиотеке в качестве привратника, так что он и по сей день там живет и встречает всех монастырских посетителей. А потом не менее бурно отреагировали соцсети, когда я показала портрет мыше-Доминика на Фейсбуке. На меня со всех сторон посыпались заказы, причем каждому ведь надо было, чтобы Мыш был одет в хабит его любимого ордена. Так что мне пришлось срочно изучать орденские правила, чтобы в точности соблюсти все нюансы. А вот с отцом Б. нам со временем пришлось, к сожалению, расстаться. «»Имя розы» внезапно переросло в «Собор парижской богоматери». А я слишком хорошо помнила, чем там дело закончилось, и роль Эсмеральды меня ни капельки не привлекала, поэтому пришлось ретироваться. Но вспоминать о тех временах все равно приятно. Да и Доминик нисколько не в претензии, что ему довелось стать родоначальником целой мышединастии.

comments powered by HyperComments